ST "Рассказать все, что скрыто"
5 апреля 2013, 17:00 Авторы: Андрей Никитин

ST "Рассказать все, что скрыто"

Сверхобстоятельное интервью с ST — буквально обо всем.

Что он сам думает о новом альбоме "Пуленепробиваемый", понравился ли ему одноименный клип, зачем рэперу респект и деньги, что его расстраивает помимо комментариев на rap.ru, мнение о бывших и нынешних коллегах, пути развития русского хип-хопа, алкогольные и спортивные пристрастия, ключевая разница между Нью-Йорком и Лос-Анджелесом - у нас для вас большое интервью с ST.


Сколько времени ты писал свой последний  альбом?

Два года. C момента выхода "На100ящего" и до марта, до момента релиза.

Как выстроен твой творческий процесс? Есть какие-то активные фазы?

Скажем так, редко были неактивные фазы. Я постоянно что-то пишу, делаю заметки. Наверное, впервые за три альбома я переписывал многие песни, доводил их до ума. Не было такого, чтобы я написал текст, приехал на студию, записал — и всё, забыл. Мы переслушивали песни, меняли аранжировки, где-то я корректировал куплеты.

Ты записываешься у Miko?

То, что записано под его биты, записано на GLSS. А вот "Иду ко дну" я записывал на студии у Кости K Storch’а. Какие-то треки я писал у людей, которые вообще не имеют отношения к хип-хопу. Они обычно записывают более "поющих" артистов. "Rap’n’Roll" и "Пуленепробиваемый" я записывал у РасКара, с которым мы и познакомились благодаря этим песням. На любой студии для меня важно не столько количество железа, которое там есть, сколько чувство комфорта при работе со звукорежиссёром.

Где ты записывал песни с рок-артистами?

"Марихуану" мы записывали с Линдой на её студии. Такая студия старых рокеров: там играли мужики, которые ещё молодого Кинчева видели. "Вечно молодой" я записывал у Miko, потому что это его продакшн. Сложно было с "Тишиной": сперва я сделал чуть ли не диктофонную запись припева, потом под неё Смысловые Галлюцинации сделали аранжировку, я записал куплеты, потом они ещё раз переписали аранжировку. Получилось, что они всё делали у себя в Екатеринбурге, а я прописывал вокал здесь, в Москве.

Когда у артистов не одна совместная песня, возникает ощущение, что они подружились. Или как это правильно назвать?

Не знаю, как это назвать в общем. Но мы со "Смысловыми Галлюцинациями" на самом деле подружились. Мне очень нравится наше с ними общение, выношу для себя много нового, — как опыта, так и взглядов. Они ездят уже не один год и видели не один город.

А рэп им вообще интересен?

Им интересно новое звучание. Они наблюдают, что происходит в современном мире музыки. А рэп-музыка сейчас, как мне кажется, заняла ту нишу, которую раньше занимал русский рок. Поэтому и отношение к рэперу как к артисту идёт в первую очередь как к поэту. Они слушают смысл песни, трогает она или нет. И если трогает, то какая разница, панк ты, рокер, металлист, рэпер, хипстер, трэпер, что там ещё есть?

Почему альбом получился таким мрачным? Ты же весёлый человек.

Когда только вышла "Иду ко дну", мы увиделись с Леваном и он мне говорит: "Саша, ну ты же можешь делать весёлые песни. Зачем ты грустишь?". Я где-то на самом деле весёлый, но когда я, например, сижу в тишине один дома, во мне просыпаются слова, которые уже давно хотелось сказать. Когда мне весело — я веселюсь. А когда о чём-то задумываюсь, грущу, я не могу этим не поделиться. Просто грусть стала другой — с надрывом.

Когда слушаешь альбом целиком, он погружает в настроение. Эмоционально это действует мощнее, чем когда слушаешь песни по отдельности.

Спасибо. Действительно, всё так. Почему на альбом попали песни типа "Курю, читаю рэп" и "Разбуди во мне музыку", то есть песни, которые в сети уже полтора года? Чтобы понять весь альбом в целом.

Года четыре назад в "Жаре" была презентация альбома Bad Balance "Семеро одного не ждут" и после концерта ко мне подошёл Валов, дал болванку с альбомом и говорит: "Держи. Только слушай от и до. Альбом — это картина. И понять его можно, только послушав целиком". Я про себя улыбнулся, подумал: “Альбом, картина, да-да-да”. А потом понял, что он имел в виду.  

Для тебя есть главные песни на альбоме?

Когда я расставлял треклист, я пытался поднять эти песни наверх. Самые близкие для меня на этом альбоме: "Тишина", "Лететь", "Иду ко дну". И, конечно, я безумно люблю "Rap’n’Roll". Для меня это новый этап в творчестве. А на момент его выхода это был и новый момент в рэпе. 

Потому что у нас как? Всё идёт волнами. Сначала кто-то широко взгрустнул или курнул, все начинают грустить и курить. Потом кто-то широко подтянулся на турниках. И все такие: "Начинаем подтягиваться на турниках". Но у нас никто широко не отдыхал в последнее время. И “Rap’n’Roll” — это клубная песня, которую в русском рэпе многие назвали бы "фейком", "не тру". Видимо, люди не отдыхают. Но мне хотелось, чтобы у нас в клубах играла русскоязычная музыка, под которую можно также двигаться, отдыхать и хорошо проводить время. 

Цель "Rap’n’Roll" была в том, чтобы музыка снова позволяла тебе расслабиться и поддерживала настроение. А не только загоняла в рамки или говорила: "Слушай сюда, сейчас я тебе всё расскажу. В общем, пей чай, кури траву". И кстати, после “Rap’n’Roll” на самом деле начали делать нормальные клубные песни.

Леван, например.

Да-да. По-моему, "Локти" — это вообще стопудовый хит.

Какие-то твои песни сейчас звучат на радио?

"Пуленепробиваемый" стоит на RU.FM, на радио «КП» и на DFM. И это очень важно. Потому что нельзя говорить, что всё происходит только в интернете. Нет, по-прежнему есть телевизор, по-прежнему есть радиостанции. И по-прежнему есть люди, которые не сидят в интернете так активно, как мы. Они проверяют почту, заходят на "Одноклассники", качают любимую песню и всё. Они не копаются, а берут то, что на поверхности. Люди ленивы в большинстве своём.

Они тебе интересны? Эти люди ходят на концерты или покупают что-то на iTunes?

Конечно они нужны. Мы слишком долго себя загоняли в рамки, мол, мы рэп. И я не хочу быть человеком, который уведёт слушателей из культуры. Наоборот, я хочу приводить людей из другой музыки в нашу культуру. И вот тот же "Пуленепробиваемый", который был на Rap.Ru воспринят не очень оптимистично. Я читал комментарии и думал, может мы прогадали с синглами, или я слишком самоуверенно ко всему подошёл.

Я бы не делал выводы, опираясь на мнение ста комментаторов — это же мизерная цифра.

Я не делал выводы о себе. Людям не нужно пить водку со мной, чтобы понимать, какой я человек. Они слушают музыку. И это правильно. Они берут отдельную песню и дают ей оценку. Так вот, я почитал мнение этих ста человек и подумал, что их мнение — это на самом деле что-то весомое. А потом был концерт в Москве, был полный "Москва Hall". И был момент, когда в сетлисте подошёл "Пуленепробиваемый", мы включили бит, и весь зал запел припев. И вот это гораздо важнее, чем комментарии, хотя их я тоже читаю. Но вот эти люди в зале — они не сидят в интернете, они слушают музыку. Им нравится петь припевы, качать на концерте, снимать майку и слэмиться. А кому-то нравится тихо стоять с девушкой в углу и вспоминать, как они встретились под песню "Влюбиться". И все эти люди для меня важны.

Куда сейчас всё движется в русском рэпе?

Всё движется к тому, что русский рэп займёт свою нишу, его больше нельзя скрывать. Опять же, это как рок. Когда его слушали абсолютно все, но его нигде не было: ни на радио, ни в телевизоре. Но все пели песни Шевчука и Макаревича. Потом кто-то из рокеров вылез на широкую аудиторию, как сейчас кто-то из рэперов. И тогда, как и у нас сейчас, пошли разговоры, что они все продались, стали плохими, предали культуру. Люди в культуре очень ревностно относятся к чужим людям. Вот в рэп приходит слушатель, который думает, что рэп начался с 50 Cent. А его встречает человек, у которого дома лежат все альбомы Африка Бамбаата. Понятно, что он будет возмущаться и просить не трогать его культуру. Но людям же нравится, им интересно, они идут за музыкой. Поэтому я думаю, у нас сейчас всё очень здорово развивается. 

Есть много талантливых ребят, которые появляются на телевидении и на радио. Я считаю, что это случилось после переломного "Давай до свидания". До него широкий пользователь знал, кто такой Баста, кто такой Guf, слышал слово Каста, видел в интернете Нойза. А всё остальное для него — это загадка. Как максимум вылавливали пару песен о любви у исполнителя и всё, не больше. А тут впервые такое количество рэперов на таком длинном треке. Причём таких рэперов, кто, за исключением, Тимати, именем взять не мог. Там был Тимати и какие-то непонятые для всех ребята. И после "Давай до свидания" люди стали ловить их музыку. Взять L’One, взять меня, взять Мишу Крупина, у него тоже сейчас всё отлично идёт. Странно, что с нами не было Макса Коржа, потому что у него тоже всё идёт отлично. Но это, видимо, другое.

Мне показалось, что не было возможности начать слушать ST или L’One, потому что из клипа не было возможности понять, что вот это ST, а это L’One. Был Тимати и какие-то рэперы с ним.

Очень помогло то, что мы много выступали с ним, выступали все вместе, а кто-то и отдельно выступал с этой песней. При этом люди выходили и со своими треками, которые кому-то нравились, кто-то их потом искал, смотрел и скачивал. И сейчас видно, чьи треки людям нравились больше. Ну или просто кто делал треки на тот момент.

В одном из треков ты говорил: "Без денег я смогу, а без идеи вряд ли". В чём эта идея заключается?  

Во-первых, призываю всех не стесняться того, что они зарабатывают деньги. Потому что в какой-то момент это стало не то что постыдно, — но об этом не очень хорошо говорить. 

Изначально так все и было — "Rap music ради дела, а не ради денег”.

Я согласен. Но я не могу прийти в магазин и сказать: "Привет, я Саша ST, вот мой респект, дайте пакет еды". За счёт музыки я содержу себя, маму, семью, две квартиры — я единственный кормилец. Поэтому я не могу прийти и сказать: "Мам, денег дать не могу, зато у меня классно скачивают песню!". 

Деньги не должны быть первоочередной целью, но мы живём за этот счёт. Это наша профессия, наша работа, за которую мы получаем финансовое вознаграждение. И в этом нет ничего плохого. Главное, чтобы у нас не получилось, как в Америке, когда в какой-то момент тебе нечего сказать, кроме какая у тебя крутая "цепуха" и "майбах". Это уже мерение членами. И это вполне может добраться и до нас со всей этой свэг-темой. 

Что касается меня, на альбоме я постарался от этого максимально отойти. Для меня главное, когда люди на концертах поют песни. Ничего круче я в своей жизни не испытывал. Это необычайный кайф, ради которого мы все стали заниматься музыкой. Когда твои мысли и переживания близки большому количеству людей. А то, что за это ещё и платят — это приятный бонус.

Стала ли идея успеха, в том числе финансового, главной в русской рэпе?

В какой-то степени да. Но это просто потому, что в какой-то момент мы все оказались без денег и голодные. Звучит пафосно, но грубо говоря, ты за что-то борешься-борешься-борешься, а тебе все говорят, что ты плохой, делаешь что-то не то. Ты становишься злее, и в тебе начинает играть юношеский максимализм и наивность, когда ты хочешь совершить революцию за три дня. Но со временем понимаешь, что революция — это гораздо дольше. И какие-то вещи, которые раньше воспринимал так, сейчас воспринимаешь совсем иначе. 

Лёва как-то сказал: "Никто не говорит о бабках, но все о них думают". Так вот, честность — это говорить то, о чём ты думаешь. Если думаешь о бабках — говори о них. Ты остаёшься честен. 

Ярчайший пример — Серёга, который был таким народным пацаном с частушками и чёрным "бумером". И в какой-то момент он на этом бумере заработал денег. И по западной технологии его следующие песни стали о другом. Они были такими же честными — "Миллион долларов США", "Дискомалярия" — они стали весёлыми, потому что человек утолил свой первый голод и стал делать другие песни. Возможно, там потерялся надрыв, но появилось что-то другое, а сам человек остался тем же, таким же искренним. Но люди это не поняли и не приняли, потому что им это не близко, у них нет денег. А мы молодые артисты, растём вместе с нашими слушателями. У нас в жизни всё появляется синхронно: и первые машины, и первые девушки, поэтому нам легче.

Вы с Серёгой не общались с тех пор, как творческие пути разошлись?

Он на меня не то, что обижен, а скорее недоволен тем, как тогда всё произошло. И вполне возможно, в некоторой степени винит меня в том, что было потом. Я же тогда первым ушёл с King Ring. Я благодарен Серёге за всё, что он для меня сделал. Если бы не он в тот момент, то сейчас бы не было рэпера ST. Лично для меня Серёга во многом стал примером того, как артист должен работать и отдаваться своему делу. И хоть сейчас я знаком и с "динозаврами" русского рэпа, и с теми, кто только начинает, я ещё не видел ни в ком такой любви к этой музыке и такого желания получить респект и быть признанным. Но ему этого респекта не давали. Более трагической истории я не видел.

Со стороны складывалось впечатление, что человек очень хорошо зарабатывает, он состоялся, но при этом еще и хочет быть в рэп-культуре. А его там не ждут. Он из-за этого переживал?

Конечно, разве было не видно? Я думаю, что и лейбл King Ring был в первую очередь попыткой получить респект. Он фанат хип-хопа, он разбирался в этой музыке круче нас всех. У него была своя ниша в шоу-бизнесе, которая приносила ему нормальные деньги, узнаваемость и много концертов. А потом он из этой ниши ушёл, чтобы делать рэп, чтобы пойти в андеграунд за респектом. А его нишу очень быстро занял Потап, который до сих в ней себя комфортно чувствует.

Потап — это пример того, как были бы дела у Серёги, если бы он не так сильно любил рэп. Он бы делал то, что делают Настя и Потап, и чувствовал себя комфортно. Но нет. У него был альбом под именем Айвенго, который по всем параметрам — количеству панчей, читке, выбору битов и тем — очень крутой андеграунд-альбом. Пару лет назад я его увидел на прилавке и купил все, что были. Раздал друзьям, себе две копии оставил. Потому что это круто и такого сейчас никто не делает.

Еще одним твоим коллегой коллегой той эпохи был St1m. С ним вы продолжаете общаться?

С Никитой у нас странная история. После того, как я ушёл с King Ring, мы некоторое время не общались. Даже не здоровались, когда виделись. Хотя мы никогда не ссорились. И самое интересное, что у нас никогда не было претензий друг к другу. Мне ему нечего предъявить и ему мне, надеюсь, тоже. Через какое-то время мы где-то пересеклись, пообщались. И сейчас, когда видимся, здороваемся, обмениваемся какими-то словами, но мы не друзья и не товарищи. Мы артисты одного жанра, которые давно знакомы и которым есть, что вспомнить.

Что касается творчества, мне очень запомнилась песня, где Никита сидит за роялем в розовом шарфе. На тот момент для меня это было, скажем мягко, удивительно. Я не понимал. Я не знаю у него ни одного хита сильнее "Я рэп". Недавно видел песню "Аэроплан", где он Джамшут, гопник и мажор. Никита прикольно делает, и он по-прежнему остаётся одним из самых техничных рэперов, у него по-прежнему очень крутые панчи. Просто мне кажется, он немного не понимает, чего хочет. Я видел, что у него выходили такие баттл-треки, которые ему и надо делать, потому что в них он очень крут.

Расскажи, с каких пор русские рэперы ездят снимать клипы в Америку? Как это вышло у тебя?

Что касается "Rap’n’Roll", это была мечта. Когда я был маленький, то смотрел клипы "Live and Die in LA", "California Love", "Still D.R.E". Я видел эти лоурайдеры, улицы Лос-Анджелеса. Ты же когда смотришь клипы, видишь первый iPod у 50 Сent’а в "P.I.M.P", найки у Eminem'а... Сначала ты считываешь эту оболочку, думаешь, как всё это круто.

Когда у меня появилась возможность поехать в Лос-Анджелес и снять там клип, мы стали обсуждать сюжет. И какое-то время я не говорил ничего, кроме: "Обязательно нужен лоурайдер, нужен лоурайдер, хочу лоурайдер, ничего больше не хочу".  Это был такой детский порыв: у тебя не было игрушки и вот ты, взрослый дядя, идёшь в магазин и покупаешь её. 

Ещё одна причина, по которой все  ищут новые локации для клипов — это фотоаппарат Mark. Я считаю, что интернет в некоторой степени губит творчество. Ты можешь взять такой фотоаппарат, снять себе типа клип, выложить его в интернет, а потом ещё и купить себе сайт-аналог Vevo. Но в этом нет твоей души, твоих стараний, твоих денег. И поэтому, когда ты делаешь серьёзный продукт, он часто проходит мимо, потому что идёт в одной волне с общепитом. Вот эти клипы на фоне стен, где рэпер обязательно разворачивается спиной к камере и накидывает балахон — сколько их?

Расскажи ещё про LA. Всё совпало с детской картинкой?

Нет слов. Я прилетел очень рано, и сначала был один. Поэтому просто пошёл гулять на Лос-Анджелесу. Зашёл в магазин, купил себе "мальборо сотку" в мягкой пачке, купил 0,5 "Dr. Pepper". Шёл в широкой майке, в шортах, в кепке. Люди смотрят и улыбаются. Я сначала запаниковал, думаю, может у них так не принято? Ну, я весь такой “снежок”, а веду себя как представитель чёрной культуры. А потом я понял — они просто все друг другу улыбаются. Там солнце светит круглый год, чего грустить? Для меня картинка Лос-Анджелеса себя полностью оправдала. Очень крутой солнечный город. 

Ещё смешная история: первым человеком, которого я увидел в Лос-Анджелесе, был таксист-армянин. Мы сели в машину и он спрашивает на английском: "Ты откуда?", я говорю, что из России, и тут он резко переходит на русский: "О, а я тут уже 15 лет живу!". 

Нью-Йорк совершенно другой. Там я задумался о менталитете людей. В LA такого не было: там все живут в кайф. Загорелые люди в нормальной форме ходят по улице, культура тела, поведения, одежды. Куча магазинов шмотья, все эти новомодные Supreme и бла-бла-бла. В Нью-Йорке я увидел Америку еще и вот с какой стороны: индус, который приехал туда полгода назад, уже считает себя американцем и гордится тем, что он американец. Гордость и патриотизм у них развиты на нереальном уровне. Всё лучшее у них. И это не всегда потому, что у них всё лучшее, а просто они так считают. А весь мир с этим соглашается. 

Я раньше об этом не думал, но это очень грамотный подход. У нас ты записал новую песню и говоришь о ней: "Хорошая, тебя понравится. Послушай". А у них спросишь про песню и услышишь: "У меня вышел хит! Стопудовый хит!" И когда ты ставишь её в тачке и думаешь, что это хит, песня и воспринимается сразу по-другому. Нам где-то не хватает уверенности в себе, которая сейчас стала появляться. И это хорошо.

Страшные чёрные кварталы там до сих пор есть или это осталось в истории?

В Лос-Анджелесе около модных магазинов типа Supreme стоят реально афроамериканцы из клипов Виза Калифы. И вся эта туса стоит у магазина и воняет дурью на километр вокруг. И когда туда заходишь ты — белый — чувствуешь себя как минимум странно. А потом оказывается, что ты русскоговорящий белый и неловко уже им, поэтому всё нормально. В центре ничего пугающего нет, но если отклониться от туристических маршрутов, то там все по-прежнему. Не поменялись люди — поменялись только улицы, где они обитают. 

В Нью-Йорке мы сняли квартиру по интернету, она была в Квинсе. Приезжаем туда — нас 2 мальчика и 2 девочки — выходим из машины и оставляем девочек сидеть в салоне, потому что там реально Квинс из треков Наса. В 5-10 километрах от тебя Манхэттен, ты видишь все эти башни-небоскрёбы, но в самом Квинсе всё осталось как было.

А недавно мы летали на презентацию беговых кроссовок, и с нами поехали ребята, которые занимаются бегом. Они бегали по Нью-Йорку и куда-то забежали, чуть ли не в Гарлем. Они бегут-бегут, вокруг дома меняются, люди постепенно меняются. Потом им на дороге стали мешать бежать. Они прикинули что к чему, развернулись и быстро побежали в обратном направлении.

Это как турист, который гуляет по Красной площади три недели и думает, что в Москве всё классно. А потом попадает ночью в Бутово, телефон у него — пятый iPhone, которым он ищет на полу свою линзу. И с ним случается что-то, после чего он понимает: "А-а, так вот она какая, Москва". Что мне очень понравилось, не знаю, реально ли в России такое: идёшь по улице, к тебе подходит человек, даёт наушники и cd-плеер и продаёт свои микстейпы. И их стоит там человек 20, все разные. Такой настоящий андеграунд.

От твоего второго клипа я ожидал больше, чем в итоге получилось. Он неприятно напомнил второсортные американские боевики про Брайтон Бич.

Я очень много слышал о Dan the Man и хотел с ним поработать. Когда он предложил идею, она меня заинтересовала. Мы хотели снять такое настоящее мини-кино. И у нас действительно это получилось. Ты прав, где-то я ждал чего-то другого. Что будет не так просто. Но для меня это был первый подобный опыт. И первый блин вышел недокомом, скажем так. Я знаю, что можно было сделать лучше. Но и в том виде, который есть, мне всё нравится. Самое интересное, что это нравится и людям не из рэпа.

А как сам Дэн? Что за человек?

Ты вот говоришь, что клип тебе напомнил второсортный боевик про Брайтон. Чтобы понимать — в Америке все русские, которые живут на Брайтон Бич, иммигрировали туда в девяностые. И у них ничего не изменилось. Русские там остались теми же. И это одна из причин, почему там до сих пор думают, что в России медведи ходят по Красной площади. Россия сейчас резко двигается вперёд. Мы получаем инновации и перекладываем их на свой лад. А там русский — этот тот чувак, который должен выйти в малиновом пиджаке и застрелить тебя нахрен. Потому что он из России, и он тебя убьёт. Потому что он страшный, он мафия. Та же история, что с чёрными кварталами, это никуда не уходит.

Дэн очень интересный человек. Во-первых: количество человек, с которыми он работал. Мы когда последний раз приезжали, встречались с ним, а он как раз куда-то собирался: "Еду видео для Prodigy снимать". Огромный плюс в том, что он русскоговорящий. Но он живёт там всю жизнь и это тоже своеобразный плюс. Например, тот ювелир, что был в клипе. Мы же ничего не планировали, никаких лайв-вставок. Мы снимали клип, снимали сюжетную линию, по которой я захожу в магазин, продаю ювелирные украшения, чтобы вырубить бабла. Так вот, ювелир — это Дэвид Блинк, который делал цепи для Рик Росса, Дрейка — на самом деле известный ювелир. В клипе на столе лежит цепь Рик Росса. Это три килограмма золота. Я её надел на шею и не понял, зачем — шею якорем тянет вниз. И вот я к нему зашёл, мы на фане сошлись. И так и отыграли эти диалоги на камеру, тогда мы не думали, что это войдёт в клип. Потом Дэн прислал версию с этим диалогом, и нам это показалось очень крутым. Возможно, потому что это было неожиданно. Я потом, конечно, узнал, что свои актёрские данные надо прокачать. Обязательно этим займусь. Изначально это не был профессиональный актёр, а обычный ювелир. И как мне показалось, он довольно колоритно отыграл свою роль.

Вы с Dino MC 47 очень долго делаете проект "Rap Info". Не превратилась ли работа над ним в рутину? Не устал от проекта?

Когда я приезжаю с концертов, отсыпаюсь в воскресенье, а во вторник сажусь, чтобы написать два новых куплета с кучей непонятных слов и имён, и нужно читать гору новостей, это, конечно, нелегко. Но для меня "Rap Info" — это гражданская ответственность. Я считаю, что мы с Дино делаем нужную, правильную вещь, потому что действительно важно разбираться в том, что происходит вокруг. Или если не разбираться, то хотя бы иметь представление. Я, как человек, который очень плохо разбирается в политике, вместе с нашими слушателями пытаюсь в ней разобраться. Для каждого нового текста я читаю очень много статей разных изданий, читаю комментарии людей, их мнения о происходящем. 

Но помимо политической стороны, "Rap Info" помогло мне писать тексты. Ты знаешь, что тебе нужно донести определённую мысль. И ты знаешь, что у тебя есть эти 16 строк. И в "Rap Info" нет возможности дать отсебятины. Мы не имеем права сказать, что этот чувак точно плохой, а этот — точно хороший. Человек должен сам для себя решить, кто для него хороший, а кто плохой. Мы же должны дать именно новость. И это очень закаляет и тренирует. Заставляет быть конкретнее и, самое главное, понятнее. 

Я вообще считаю, что самое сложное в музыке — это быть понятным для каждого. Написать песню "Фая, нет вай-фая" — я бы не смог, потому что мне кажется, что это полнейший идиотизм. Это же какая-то печальная беда. Но все люди подпевают. Простота и понятность — это то, чего так не хватает русскому рэпу. И это одна из причин, по которой так известен и широко цитируем Гуф. Взять последний альбом. Мой хороший друг и концертный директор Юра готовится стать папой. И вот на последнем альбоме Гуфа есть песня "Новенький" Я её слушал просто как песню, а Юра её услышал по-другому, потому что уже переложил на себя. 

Люди идут на концерты, чтобы слушать "свои" песни. "Влюбиться" у меня вышла году в 2008, она не выходила ни на одном альбоме, но при этом я знаю столько выпускных, где она играла. И когда мне пишет девочка 94 года — это уже 19 лет — и говорит, как она танцевала и целовалась со своим парнем под эту песню на выпускном, а сейчас они уже женятся. 

Ты сказал, что не сильно разбираешься в политике, но всё же. Твоя политическая позиция — она какая?  

У нас все привыкли к тому, что всегда есть виноватый. И он действительно есть. У кого-то один, у кого-то другой. И нам очень удобно жить, когда он есть. Потому что мы всегда можем на него пинять: "Ну я вот не работаю, потому что в стране так. Или государство не позволяет". Но ведь есть люди, которым государство почему-то позволяет. 

Я считаю, что основная проблема в нашей стране в том, что мы слишком привыкли искать виноватого. Вместо того, чтобы в этот момент делать что-то на благо себе и окружающим. Россия — это страна, которой нужен общепризнанный лидер, которого кто-то будет бояться, кто-то будет им восхищаться, но он будет лидером. Такой старец. Нужен единый авторитет, который будет помогать с решением спорных вопросов. Если так сказал один уважаемый человек — значит так оно и есть. И сейчас я не вижу альтернативы нашей власти. Действительно сильного человека, за которым пойдут массы. А чтобы половина ушла налево, половина направо, я не хочу. Потому что рано или поздно они серьёзно и жестоко столкнутся, а это никому не нужно.

Oxxxymiron написал в твиттер, что как гострайтер видит — твои новые тексты пишет гострайтер. Вопрос такой: кто твой гострайтер?

Если честно, мне это приятно было читать. Потому что действительно на новом альбоме песни совершенно разные по стилистике написания: "Уважение не купишь", "Рябина" и "Тишина" — рядом они абсолютно разные. Та же "Тишина" и "Лететь" — там рифма идёт через строку. А "Уважение не купишь" — там именно такая рэперская рифма на каждое слово через слово. Ещё там есть двухстрочья и трёхсложные рифмы. Кто мне пишет эти тексты? Тексты мне пишет Александр "ST" Степанов. И помимо меня, он пишет ещё другим людям. 

Тут ещё знаешь какая вещь. Он мои песни знает, я его — ни одной. Серьёзно, никакого пафоса, я правда не знаю. Я много слышал, на Rap.ru читал, видел фотографии с премий и мероприятий, но я не знаю ни одной песни. Это то же самое, что я каждый Новый Год вижу по телевизору Филиппа Киркорова, но я не знаю ни одной песни. 

Очень важный в рэпе вопрос: твоё отношение к ЗОЖ?

Я считаю, во всём нужно знать меру. Нужно уметь работать и нужно уметь отдыхать. В спортзал хожу.

При этом новый альбом напоминает некоторые книги Буковски. Алкоголь там — один из главных героев.

У меня сейчас вырисовался стиль. И рэп-н-ролл — это самое чёткое его обозначение. Потому что мне очень близки рэп и рок-н-ролл. И что очень приятно: помню, я сделал "Вечно молодой" и все возмущались, что за рок в рэпе. Потом мы сделали "Продолжаем рок-н-ролл" с Динычем и все снова заворчали. А сейчас все рок-н-ролльщики. Вот все вокруг, на кого не погляди. 

Но я не знаю людей в моей компании, которые много бы пили, потому что им было так хорошо. Я к тому, что весь этот рок-н-ролл, алкоголь, тусовки — это не круто. Совсем наоборот: ты пытаешься забыться, отрешиться. Пытаешься забыть все плохие комментарии на Rap.Ru, все эти дислайки Вконтакте (смеется) А люди, которые не понимают, почему так происходит, пытаются натянуть на себя этот образ. Он им мал, не лезет на них. Это не их размер, не их фасон.

Какой твой любимый алкогольный напиток?

Jack Daniels, когда по классике, и Jameson, когда для души, потому что он мягче. А, ещё Б-52. Это наш мушкетёрский напиток. Его же через трубочку пьют, и мы всегда скрещиваем шпаги. Один за всех, и все за одного! И оп, по-спартаковски!

Ну и последний вопрос тогда про "Спартак".

Любовь к футболу у меня пришла сама, я сам до неё дорос. У меня в семье нет культуры боления за какой-то футбольный клуб. Не помню, чтобы у меня отец смотрел какие-то футбольные матчи. Я в начале читал литературу, читал Лекуха. И мне понравилось именно что-то такое забытое сегодня мужское. На фоне борьбы за модные луки между непонятными модными мальчиками, которые носят какое-то подобие юбок, хотя они и не шотландцы. А мне папа говорил: "Нельзя прокалывать ухо, потому что серёжки носят педерасты и пираты. А корабля у тебя, сынок, нет". 

А там, вокруг футбола, есть что-то такое животное, настоящее и не скрытое. И это для меня очень ценно, этот выброс эмоций. И постепенно я стал ходить на матчи, матчи "Спартака", потому что это московская команда с историей. То есть я сначала полюбил цвета, а потом я стал болельщиком. Сейчас я не пропускаю ни одной домашней игры, если я в городе. Вот всё хочу на выезд съездить, но пока не получается.




data-matched-content-rows-num="3" data-matched-content-columns-num="3" data-matched-content-ui-type="image_card_stacked" data-ad-format="autorelaxed">
comments powered by Disqus


Профайлы

Аудио в тему

Luina, ST#НафигЭтоНадо
Dj Pill.One, STSlam
Cosmostars, Карандаш, ST, L'OneЯ никогда не брошу пить (DMNDZ RMX)
Тимати#ДАВАЙДОСВИДАНИЯ
0 - 9 | A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z | А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я