Jay-Z

La Coka Nostra

Супергруппа белых рэперов: DJ Lethal, Danny Boy, Ill Bill, Slaine и Everlast (после первого альбома покинул группу).

Читать далее…

– La Coka Nostra это я! – хохочет растекшийся по дивану Ill Bill.

Мы оба прекрасно знаем, что на самом деле это не так. У одного из знаковых хип-хоп объединений нет ярко выраженного лидера. И этот колоритный бруклинский еврей, который развалился напротив и чувствует себя прекрасно даже после долгих калифорнийских ночей, жирных сплифов, крепкого алкоголя и нескончаемых студийных сессий, где записывалось то, что он сам зовет "дичайшим дерьмом" – даже он вряд ли всерьез осмелится претендовать на лидерство.

– Это я, Danny Boy, Everlast, Slaine, Lethal, Big Left и Kaves, – продолжает он. – Вот оно ядро, нас семеро. Вокруг крутится большая туса, в ней Non-Phixion, Cypress Hill, Q-Unique, Psycho Realm… Бля, однажды даже Paul Wall просился на трек. Но там и без него все должно быть интересно. Альбом выйдет мясным, главное не воспринимать его как сайд-проект. Потому что это очень живая и правильная штука. Это действительно группа, у которой в гостях куча правильных людей. Вот так нас стоит воспринимать.

La Coka Nostra возникла внезапно. Без предупреждения. Она родилась более или менее в ту же минуту, когда в Бостоне (а порядочному ирландцу время от времени нужно бывать в Бостоне) некто Дэнни Бой (а порядочному ирландцу необходимо зваться как-то типа Дэнни-Бой) встретил локальную рэп-достопримечательность по имени Slaine. Danny Boy – парень увлекающийся. Вот и на этот раз что-то его в текстах Slaine зацепило, раз последовало предложение: "Сейчас же валим через всю страну на западное побережье в Калифорнию, там у DJ Lethal на кухне такая ничего себе студия". Есть подозрение, что при этом парни были, мягко скажем, не слишком трезвы. Просто потому, что идея не выглядела сколько-то трезвой.

DJ Lethal в меньшей степени известен как латышский эмигрант, а в большей – как штатный ди-джей в Limp Bizkit. Еще один факт из его биографии – это участие в культовой группе 90-х House Of Pain, где он делил сцену с Danny Boy и Everlast. DJ Lethal в House Of Pain был в первую очередь ди-джеем и до битмейкерства дозрел не сразу. Удивляться нечему – сначала группу битами снабжал такой мастер своего дела, как DJ Muggs. Lethal развернулся лишь на третьем альбоме, который многие фанаты называют лучшим, но по результатам продаж он очевидно слабейший. Этот альбом и прикрыл лавочку, но не из-за продаж – на тот момент на счетах у парней уже лежало по миллиону.

Деньги нужно было как-то творчески потратить. Danny Boy пустился в эксперименты с препаратами и на несколько лет пропал из виду. С Эверластом он разругался вдрызг, так что тот ни о какой группе и думать не хотел, начав сольное творчество. Его эксперименты в сфере смешения хип-хопа с блюзом и кантри дали отличные плоды – точнее будет сказать "давали", поскольку с наступлением "нулевых" в рэпе начали происходить серьезные тектонические сдвиги, в результате которых Everlast, как и многие люди его поколения, оказался где-то на периферии.

DJ Lethal в каком-то смысле устроился удачнее прочих, поскольку еще во время существования House Of Pain подружился с начинающей рок-группой Limp Bizkit. Тут не надо много объяснять: в конце 90-х они выстрелили так громко, что уши заложило у слушателей по обе стороны Атлантики. Lethal участвовал в написании музыки и колесил с группой в бесконечных турах как командный ди-джей. Вздохнуть было некогда.

Впрочем, пресловутые двухтысячные и тут рассудили по своему. В 2003-м вышел самый неудачный альбом Limp Bizkit, а солист Фред Дерст в сотый раз (но теперь уже по-настоящему) расплевался с эксцентричным гитаристом Вэсом Борландом. Lethal понял, что вошел в одну воду дважды.

Так что когда прекративший просирать свою жизнь Danny Boy очутился на пороге его студии в компании с бостонским самородком (Danny Boy говорит про Slaine излишне натуралистично: "я нашел изумруд в навозе"), Lethal принял их, что называется, с распростертыми объятиями. У него как раз завалялось несколько битов. Если по-честному, музыки было о-очень много. Это был словно ждавший своего часа правильный хип-хоп в духе середины 90-х.

К проекту подключился Everlast, тем самым узаконив воссоединение House Of Pain. Белый ирландец, которого в конце 80-х впустил в хип-хоп сам Ice T; человек, чей замес с Эминемом дошел до такой стадии, когда детройтская черная шпана врывалась на сцену, требуя крови; артист, одинаково убедительно читающий рэп и напевающий блюзец под гитарное бряцанье. Вырисовывалась интересная история, в которую удалось втянуть нью-йоркский андерграунд – Big Left из Бронкса, Ill Bill из Бруклина. Danny Boy и Kaves (участник Lordz Of Brooklyn) выступили в роли креативных и маркетинговых гениев. Вообще, карьера Дэнни-Боя как художника – это отдельная глава, к которой стоит вернуться. Он не столько рэппер и музыкант, сколько графический дизайнер с заказами от корпораций вроде Nike, он кладезь идей, он сам снимал видео "That's Coke" и "I'm an American", придумал и нарисовал гениальные логотипы House Of Pain (тогда) и La Coka Nostra (сейчас). Визуально он сделал La Coka Nostra группой Kiss в хип-хопе. В конце концов, даже название новой суперкоманды оказалось его рук делом.

– Наркотики являются одной из главных тем в хип-хопе, как например, автомат Калашникова, – рассуждает Дэнни Бой. – Мы не прославляем наркотики, но надо признать, что они играли свою роль в наших жизнях. Негативную роль. Я четыре года уже чист, а до этого сидел на метамфетаминах. И кокаин, конечно. Наркотики засрали мне жизнь. И в жизни Slain они периодически появлялись. Название нашей группы появилось тогда, когда Slain записывал демо с DJ Lethal. Один раз я не смог придти в студию, проконтролировать все, а я вообще-то ему типа папочки тогда был, и написал sms, мол, как все прошло. Он мне ответил, что все круто, что они там как большая семья, типа La Cosa Nostra. Я ему пишу, притормози, а то будешь La Coka Nostra. Всем это дурацкое название понравилось и мы La Coka Nostra.

Коллектив обрастал единомышленниками. B-Real недалеко ходил, а где он, там и Sick Jacken с Cynic. Проектом заинтересовались столь разные ребята, как Bun B и Immortal Technique. Длинные руки La Coka Nostra дотянулись даже до Snoop Dogg – это было не так уж сложно, учитывая тот факт, что Everlast писал для его альбом кантри-трек "My Medicine".

Когда в интернет попали первые треки, такие как "Fuck Tony Montana" при участии B-Real, поклонники андерграунда потеряли сон. Неразбериха с точным составом этой большой тусовки сыграла свою роль, здесь в России величали "белым Wu-Tang Clan", на Западе предпочитали сравнивать с NWA. Люди на MySpace, как по приказу добавляли к своему нику La Coka Nostra или LCN.

В конце концов именно эта истерия сыграла свою роль и заставила превратить дружеские студийные тусы в оформленный проект.

– Сейчас мы нередко видим людей с татуировками LCN, – сообщает Everlast. – Это очень подкупает, когда видишь такую честную реакцию. Это не то же, что футболку купить – это на всю жизнь. У нас такие сделали Ill Bill, Slaine и Danny Boy. У меня еще нет, но кто знает, возможно, во время очередной особенно куражной ночи... Ну так вот, наши фаны – мы обязаны им, что La Coka вообще состоялась, поскольку сначала эта была просто компания мужиков, которые весело записали пару песен и вывалили их в интернет. Но та реакция, которая прокатилась, весь этот шум в MySpace, тысячи вопросов "Почему так долго? Когда альбом?" А мы такие: "Что значит долго? О каком альбоме вообще речь?" В конечном счете, они заставили нас сделать это.

Альбом получился с привкусом рок-музыки. Пожалуй, винить в этом надо Эверласта с его гитарой, хотя он настаивает на коллективной ответственности

– Это не рок-альбом, это альбом с духом рока, – объясняет Эверласт. – У House Of Pain всегда был дух рока. Это мы взяли Rage Against The Machine на разогрев в их первый тур, это мы взяли Korn на разогрев в их первый тур. Сегодня мы принесли тот же звук, по которому нас знают много лет – он совсем исчез из нынешнего хип-хопа. Вот поэтому альбом называется "Brand You Can Trust".

Между La Coka Nostra и другими героями 90-х, по большей части – полузабытыми, есть одно ключевое отличие. Пока одни предпочитают посыпать голову пеплом и скорбить по утерянному хип-хопу прошлого, параллельно демонстрируя отсутствие творческой потенции, другие пришли с мощным альбомом – хоть и несовременным, но жутко своевременным. Пока одни жаловались на несовершенство нынешнего хип-хопа, другие записывали отличную музыку. Смешнее всего то, что изначально у La Coka не было какой-то сверхзадачи собраться и всем показать. Нет – вместо этого все участники процесса как под копирку признаются: "Давно мы, знаете ли, не проводили время в студии так весело". После чего следуют рассуждения о том, что все-таки да, у Everlast лучшая на планете трава.

Дискография:

HOUSE OF PAIN

House Of Pain / 1992 / Tommy Boy

Same as It Ever Was / 1994 / Tommy Boy

Truth Crushed to Earth Shall Rise Again / 1996 / Tommy Boy

LA COKA NOSTRA

Brand You Can Trust / 2009 / Suburban Noize

Сегодня La Coka Nostra это: Danny Boy, Everlast, DJ Lethal, Ill Bill, Slaine.

 

La Coka Nostra "That's Coke"

 


Справка

Страна: США

data-matched-content-rows-num="3" data-matched-content-columns-num="3" data-matched-content-ui-type="image_card_stacked" data-ad-format="autorelaxed">
comments powered by Disqus




0 - 9 | A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z | А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я